Эстетика европейского романтизма

Антиномии чувственного и рационального, реального и идеального в европейской философской мысли нашли отражение в противостоянии концептуальных систем немецкой классической философии и романтизма. При этом романтизм в культуре Европы воплотился как в эстетических учениях, объединенных общей теоретической платформой, так и как определенное стилевое направление в искусстве. Важнейшим вопросом для романтиков являлся вопрос о роли эстетического субъекта, о предназначении искусства и его воспитательном значении. Виднейшие представители эстетики европейского романтизма (Шиллер, Новалис, Шлегель, Кольридж) противопоставляли новые принципы художественной практики доминировавшим в то время методам и канонам классицизма. Как в сфере эстетики, так и в художественном творчестве, романтики вели борьбу за расширение «содержательного поля» искусства, отрицали строгую классификацию жанров, деление на высшие и низкие видов искусства, присущие классицизму. В центре эстетической теории романтизма – внимание к интуитивным основам творчества, подлинным выражением которых является мифология. В мифе концентрируются тайные подсознательные глубины человеческой психики, в нем рождаются источники образов искусства. В искусстве преобладает не историческая систематизация, а процесс переживания, эмоции и чувства эстетического субъекта. Культ эмоций романтиками рассматривается как сокровенный смысл искусства. Этому способствует привлечение приема потенцирования, означающий выражение способности к словесной игре, выделение метафорических образов и конструкций, в первую очередь в фольклоре. В творчестве таких поэтов-романтиков как И.Х.Ф. Гельдерлин, Г. фон Клейст, У.Блейк, Д.Китс богатство фольклорных и притчевых традиций рождает игру слов и смыслов, придает эмоционально-чувственную выразительность и рождает процесс сопереживания и глубину внутреннего очищения.
С наибольшей полнотой романтическое мироощущение представлено в «Письмах об эстетическом воспитании» Шиллера. Анализируя проблему прекрасного, Шиллер полагает, что «красота есть свобода в явлении. Соблюдение пропорций не создает красоты, но является ее необходимым условием». Путем красоты можно изменить духовную структуру личности, достигнуть свободы. Для этого необходимо ограничить два основных начала – чувственное и разумное. Гармония между ними может быть достигнута при помощи игры, то есть искусства. «Человек играет только тогда, когда он в полном значении слова, человек, и он вполне человек только тогда, когда играет» – утверждал Шиллер. Эстетическое же есть самостоятельная сфера существования, целостность «игры» и «видимости», некое срединное бытие, объединяющее противоположности духа и природы, идеи и материи. Отсюда и искусство предстает как высшая реальность, метафоры и символы в которой выражают и примиряют все антиномии действительности. Специфический язык искусства роднит его с мифологией, поэтому мифология в романтизме – это опосредующее звено между поэзией и науками.