Чем все закончилось. (часть І)

Началось все с того, что им по литературе задали написать сочинение. Учительница явно шла в ногу со временем, поэтому тема была не то, что раньше — картина какого-нибудь Шишкина-Репина, унылый зимний пейзаж, черные избушки по крышу в сугробе, и где-нибудь на фоне тайги шагал тип, алкогольного вида, и внешностью лучшего друга медведей, каким в западном кино любят выставлять среднестатистического жителя России. И для всей этой красоты надо было исписать пару листов внятной галиматьи. Элемент интриги и жуль-вернского приключения приветствовался. Ужас! На этот раз тема была: «Более всего запомнившаяся вам фраза в вашей жизни». Здесь уже было интересно поработать. А главное вариантов много. Во всяком случае для нее, Тани, проблем не было. Книг она прочитала море, в их старом детдоме, недостатка в них не было. Сюрпрайз выдал Влад. Тому всегда был присущ особый пафос и трагизм. Прочитав его сочинение, учительница отнесла его к директору, а тот, видать, ужаснувшись, сразу же отвез сочинение в ментуру. А те потребовали виновника на ковер. Его, и всех действующих лиц этого опубликованного прошлого.

Разумеется, Влад не придумал ничего лучше как привести в качестве запомнившейся фразы, изречение своего корефана психопата Леона. После того как их переловили с ним и Леоном очень жестко побеседовали, в частности с Леоном, после сопротивления, которое он оказал ментам. После их раскидали по одиночкам, и Леон вроде как в бреду, разговаривая непонятно с кем, начал карябать на стене камнем, это было хорошо слышно, на вопросы внимания не реагировал. А потом замолк, вероятно, отрубившись. Наутро его отправили в дурку, из которой он сбежал 5 месяцев назад. С ним было еще 3-е соратников, но что с ними стало, он им не рассказывал, а они не спрашивали. Влад тогда заинтересовался, что же там написано, и даже, когда Леона забрали, упросил ментов пересадить его, пока они ждали этапа со своего детдома, правда каким образом он это сделал, непонятно. Вряд ли заявления: «я там уже сидел, мол привычно, уютно», или «сквознячок люблю», принимались во внимание. В общем, не важно! Важно то, что из-за накатившего на Леона суицидального настроения и выдавшего: «Мир, в котором мы живем, принадлежит врагу», что Влад и впихнул в свое сочинение, с подробным описанием где он это вычитал, начиная с их побега из интерната и 3-хмесячной зимовке на дачах, до того как их поймали.

«Отличная идея — насмешливо сказала ему Таня, когда кипеж только начался, и она выудила у Влада правду — молчать, когда нас 2 недели менты и эта, нахрен опека мурыжила, а потом все вынести на уроке литературы. Ты еще свой прошлый опыт на математике используй: мне кинули в шапку 100 рублей, а потом еще 50, но пришел мент и отобрал половину, сколько осталось мне на ужин. Думал бы сначала, сейчас заново начнут мозг выносить». Влад молчал, а ее слова оправдались, всех 4-ых потащили в пустой кабинет и начали построчно разбирать сочинение, что, правда, а что нет. Хотя надо сказать в последние дни всегда оставляли, за день учебы проступков набиралось у всех; выше крыши! А как иначе, после вольной то жизни.

«Допрашивали» почему-то по двое, сначала их, Таню с Владом, а потом завели Андрюху с Павлом. Им же сказали, чтобы ждали за дверьми. Сидя в коридоре, Таня дала волю гневу.

-Будь у тебя время, ты бы действительно все выложил, да? И как детишек грабили, и как ларек бомбили.

-Да уймись ты — оборвал ее сарказм Влад – какая разница, пусть хоть зачитаются.

-Следующее твое произведение будет вероятно, как твой маньяк сам к этой фразе пришел, а? Тебе просто времени не хватило, чтобы развить сложную натуру убийцы!

-Чего завелась то?

-А ты как думаешь? Итак, проблем немерено! Видел, как в классах с нашими обращаются. Городские наших девок бьют, а учителя только хихикают.

Влад молчал, все его красноречие иссякло еще в сочинении, и его мозг видимо набирался сил.

-А Аленке какая-то дрянь ногтем в глаз заехала, хрен кто почесался. Сейчас неизвестно будет видеть или нет.

Проходившие мимо типы с соседнего класса, где учился Андрюха с Пахой, тихо о чем-то переговаривались. Таня оглянулась на шум и проводила их взглядом. Глядя на нее, один засмеялся.

-Не лопни, колобок — насмешливо сказала она одному из них, полному типку.

-Че ты сказала? — загнусавил тот голосом гопника, и остановился в позе «блатаря», как называла их Таня в эту эпоху прославления всей тюремной иерархии, от которой в последнее врямя тащатся все неокрепшие умы, и те, которым собственно больше нечего предложить миру, вернее статистике государства, только вот свое бренное тело за решеткой(это они готовятся, так сказать).

-Я говорю… — громко начала она, подошла поближе и треснула ему пощечиной по лицу. Тип в ужасе отшатнулся, на лице у него выступило пятно от ее ладони, а из левого глаза полились слезы. Глаз зацепила, Таня улыбнулась, удачно! Око за око, самодовольные обезьяны. Второй тип дернулся, будто икнув всем телом. Но сзади уже обозначил свое присутствие Влад каким-то кашлем и потягиванием со щелканьем суставов, видимо это выглядело внушительно, второй тип как-то обмяк.