Право на незнание

В условиях сегодняшнего дня, когда общество, СМИ и даже искусство до неприличия политизированы, когда на каждой улице, в каждом блоге и на каждой кухне ведутся ожесточенные споры об обществе, государстве, праве и морали, невольно поддаешься этому порыву и начинаешь самозабвенно защищать свои убеждения. И в этот момент уже не важно, кто твой оппонент, не имеет особого значения даже тема и аргументация. В конечном итоге все переходит в категории «хорошо» или «плохо», которые и поддерживают противостояние.
Но что если, пусть ценой неимоверных усилий, остановиться и постараться ответить на простой вопрос: «О чем мы говорим?». Начать можно с основных понятий, которые сейчас на слуху. Среди них, столь близкие по ассоциативному ряду понятия, как демократия и либерализм. Эпоха перестройки, 90-е годы можно с уверенностью назвать продвижением либерально-демократических идей. Нельзя назвать преувеличением даже то, что в этот период считалось модным продвижение подобных идей. «Личность превыше всего», «Свобода, как высшая ценность», «Народная власть» и пр. под такими лозунгами прошел конец 20-го века в России. Для обывателя «либерально-демократическая партия» звучит примерно, как «очень правая партия», или что-то еще в том же духе. Но действительно ли эти два направления так близки?
Сам термин «демократия» появился еще в Древней Греции. Слово было сформировано из двух составляющих: «демос» — народ, «кратос» — править. На первый взгляд все очевидно, но стоит обратить внимание на то, что подразумевается под словом «народ». Это не просто сумма индивидов на определенной территории, для этого существовало слово «лаос». Демос, народ способный и должный обладать властью, объединен прочными культурными, историческими, социальными связями. Следовательно, «демос» олицетворяет собой чрезвычайно сложную структуру, по многим качествам напоминающую единый организм, чем во многом и являлся древний полис. Сама власть предоставлялась не просто населению полиса, а в высшей степени организованной группе людей. Именно это изначально являлось субъектом «демократии».
Демократия имела колоссальное значение в древних Афинах. Она была одновременно и политическим, и социальным механизмом, и философией, согласно которой гражданин полиса мыслил и даже чувствовал. Выделялись три основных принципа на основе которых, и существовала демократия:
Свобода слова.
Равенство всех перед законом.
Равное право у каждого гражданина выполнять любую функцию в государстве.
Эти принципы свято чтились и охранялись всеми гражданами полиса. По достижению политического совершеннолетия, каждый гражданин принимал особую присягу, выполнение которой было вопросом чести: «Я убью своим словом, своим действием, своим голосом на ассамблее, своей рукой, если я смогу, каждого, кто повергнет демократию. И если кто-то иной убьет преступника супротив демократии, я посчитаю убийцу чистым пред богами и божественными силами, так как убиенным будет враг народа!»
Примечательно то, что истинной демократией считалась исключительно «прямая демократия», при которой власть осуществлялась непосредственно демосом, гражданами полиса. И это вполне логично т.к. только так соблюдаются все принципы демократии. В противном случае, любые попытки осуществить народное правление через представительство, неизбежно ведет к возникновению противоречий и движется по направлению к диктатуре со стороны правящей элиты. Как мы уже поняли, согласно чистой демократии, власть должна осуществляться единым организмом, демосом, а возникновение какого либо посредника — противоречит изначальной идее.
Еще один чрезвычайно важный момент для понимания демократии, это статус «гражданина». Сегодня мы относимся к всеобщему избирательному праву, как к должному, как к чему-то не поддающемуся обсуждению и естественному. Но исходная версия демократии предполагала, что право решать вопросы, влияющие на жизнь полиса, в первую очередь привилегия и ответственность за данное решение. Будучи членом общества, демоса, гражданин должен со всей ответственностью относиться к своему голосу. В этом состоит долг гражданина полиса. Но даже, если при подсчете голосов будет принято решение не соответствующее вашему выбору, гражданин обязан подчиниться общему решению. Ведь, по сути, его право реализовано, он проголосовал, его голос учтен и мнение услышано. Но большинство приняло иное решение, с которым он должен считаться. В противном случае он прекратит быть гражданином этого полиса. А статус «не гражданина» считался весьма серьезным наказанием.
Что же получается в итоге? Демократия осуществима лишь на небольшой территории. Ее субъектом должен быть объединенный историческими, культурными связями народ способный распоряжаться данной властью – демос. Каждый гражданин обязан следовать трем основным принципам демократии, ответственно относиться к своему праву голоса и высказывать свое мнение, но в то же время с уважением относиться и к мнению остальных. При необходимости, покориться решению большинства. Любая представительная демократия противоречит власти демоса.
Для начала, стоит отметить, что по сравнению с демократией, либерализм достаточно молодое направление. Сам термин «либерализм» произошел от латинского «либертес», «свобода». Либерализм, учение о свободе, но исключительно индивидуальной свободе. Согласно либерализму, индивид и его потребности должны быть первичными. Наибольшую ценность имеет именно личность, а никак не общество. В первую очередь необходимо создать условия, которые позволили бы удовлетворить индивидуальные потребности. Коллектив душит личность и не дает ей использовать весь свой потенциал. В этом либерализм не терпит никаких оговорок. Придается большое значение свободе от коллектива.
В сущности, либерализм в себе несет основные принципы индивидуализма. Индивидуум в либерализме рассматривается, как нечто абсолютно первичное, неизменное и основополагающее. Без привязки к культурным, историческим или религиозным рамкам. В этом, либерализм можно противопоставить демократии, где человек мог считать себя гражданином только если он сам считал себя частью чего-то гораздо большего, гораздо более великого, чем человек. Клятва, или точнее присяга, которую принимал каждый гражданин, была священной и являлась еще одним звеном, связывающим гражданина с демосом и полисом. Но с точки зрения либерализма нет ничего более великого, чем человек, личность, индивид – это единица общества. Хотя в древних Афинах его бы скорее назвали «идиотес», не гражданин полиса.
Но как можно обеспечить индивидуальную свободу и при этом не посягнуть на свободу другого, тоже индивида, тоже личности? Столкнувшись с этой проблемой, либеральное течение на время отошло от философской и социальной сферы и ушло в экономику. Главным теоретиком либеральной экономики стал Адам Смит, который создал экономическую схему, где главенствовал все тот же индивидуальный интерес. Личностные свободы были заменены на свободную торговлю. Описываемая выше проблема индивидуальной свободы перестала существовать т.к. экономическая схема подчинялась условиям свободного рынка и свободного обмена товарами и денежными знаками. Теперь, главной целью стало как можно больше снизить давление со стороны коллектива, на отдельно взятого индивида. В данных условиях главным воплощением работающей системы будет решение, действие: получение желаемого, удовлетворение собственных потребностей. А, следовательно, процесс принятия решения индивидуумом стал самым уязвимым и влияние со стороны именно в этот момент должно быть минимальным, либо его не должно быть вообще, что и освободит его окончательно.
Интересно то, что мораль, согласно либерализму, тоже считается мешающим фактором. Логическое объяснение состоит в том, что изначально мораль, это «Супер-Эго» из психоанализа, это некая нормативная модель, которая корректирует наши решения. Модель идеального поведения часто мешает удовлетворению индивидом собственных потребностей, т.к. некоторые из них не вписываются в схему «супер-эго»: это либо не этично, либо невежливо по отношению к другим, либо что-то еще. Из-за этого решение индивидом не принимается, а значит, эгоистические интересы отошли на второй план, что противоречит либеральной модели.
Что же получается, либерализм и демократия оказались принципиально разными направлениями с многих точек зрения. Демократия считает, что основой мировоззрения должен быть «демос», но согласно либерализму это «индивидуум». Либерализм уделяет большое внимание экономическому, обеспечением торговых и экономических свобод отдельного индивида, в то время, как демократия сконцентрирована на сфере политики, власти, пытается решить вопрос эффективного управления обществом. Вопрос приоритетов в демократии решается однозначно и безапелляционно, общественный интерес первичен, и оспорить решение демоса не имеет права ни один гражданин полиса. В то время как либерализм зациклен на индивидуальном интересе. И, в конце концов, демократия, это способ устройства традиционного общества, основанного на исторических, культурных связях, в то время как либерализм представляется в виде философско-экономической модели основанной на практически полном исключении любых связей между индивидами.
Так почему же эти два, столь разные направления все-таки объединились? Все достаточно просто, для либерализма это было вопросом выживания. Дело в том, что каждая нормативная теория «требует», чтобы ее опробовали на практике. Но очевидно то, что идеально либеральное пространство в реальности сделать практически невозможно, и либерализму пришлось подстраиваться под иные течения и взаимодействовать с категориями, имеющими относительно позитивный и традиционный смысл. Возьмем, к примеру, Великую Французскую Революцию. Здесь идеи либерализма сочетаются с национальными интересами, что при идеальных условиях немыслимо. В последующем либеральные идеи часто маскировались под демократическими, социалистическими, националистическими лозунгами.
И чем же все-таки является союз либерализма и демократии? С одной стороны можно сказать, что они эффективно дополняют друг друга. Одна составляющая содержит в себе необходимые знания о том, как нужно вести дела политические, в то время как другая контролирует экономику. Мы привыкли к мысли, что это достаточно разумная идея. Благодаря одной составляющей мы получаем всеобщее избирательное право, возможность каждые несколько лет «реально» влиять на политику федерального уровня, мы под опекой государства и гордо носим статус «гражданина», как какой-то значок и не забываем в любой удобный момент об этом громко прокричать с трибуны. С другой стороны получили свободный рынок, не обремененный эффективно работающими механизмами контроля, приоритет личности над обществом (в России это еще и усугубляется тем, что слишком живы в памяти единогласные голосования и «проработки» трудовым коллективом), разнообразный набор свобод и прав, а так же разложение исторически сформировавшихся норм и упадок нравственности.
Но неужели в данном случае мы видим настоящую демократию? Как мы уже поняли, исходные идеи и принципы демократии гораздо строже, чем наша действительность. А видим ли мы настоящий либерализм? По сути, да. Либерализм, в конце концов оказался самой живучей идеологией. Почему так произошло? Ответы очевидны. Это самая:
агрессивная идеология способная вгрызаться в уже существующие схемы;
деструктивная, изначально направленная на свержение исторического и традиционного;
привлекательная, играющая на индивидуальных интересах и амбициях;
изощренная, т.к. внедряясь в какую либо новую схему устройства жизни, она редко, когда ограничивается своей экономической сферы и обычно проникает, как в политику, так и в нравственность.
Чем является союз либерализма и демократии? Демократия же последний рубеж для либерализма. Подстройка, под какие то иные направления уже невозможны, эти битвы уже проиграны. Националистическая идея и либерализм проиграли во Второй Мировой, социализм отторгает либеральные принципы, а на основе демократии, уже порядком ее изменив, можно еще попытаться построить либеральное пространство. То, что куда важней, следующий этап развития либерализма может быть уже самостоятельным, но на этот раз не только в сфере экономики, но и в сфере информационного пространства и информационного общества.
«Волю, дорогой вы мой, нельзя кинуть человеку как милостыню. От таких широких жестов воля гниет и воняет. Свобода, подаренная сверху, — яд. Сколько хороших людей погибло от этого яда!»

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.